Форум

Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Предание и "предание": мелочи нашего быта

А. Г. Кравецкий, составитель очерка о жизни свт. Афанасия Ковровского, автор ряда очень интересных работ и статей, опубликовал публицистическую статью, посвященную «преданиям» церковной жизни:

http://www.pravmir.ru/ne-myi-zaveli-ne-nam-i-menyati/

Точно так же <с недоумением> реагировал на интеллигентную молодую женщину в платке и святитель-исповедник Афанасий (Сахаров). Одна из женщин, навещавших его в начале 60-х годов, вспоминала: «Как-то, когда я собиралась к владыке, мне кто-то посоветовал надеть платочек, а я всю жизнь ходила только в берете, в самом простом. Был Великий пост, я была в платочке, а Нина Сергеевна собиралась куда-то ехать и надела нарядную шляпку. И вот мы с ней выходим вместе, а владыка смеется <…>: “Барыня с горничной!”

<…>

Есть мемуарный рассказ о сотруднице Патриархии, которая стала ходить на работу в платке. Увидев в очередной раз эту женщину, Патриарх Алексий Первый показал на платок и с любопытством спросил: «Что это за гадость такая у тебя на голове?»

Статья полезная: человеку со стороны и действительно трудно представить себе, что формы церковного быта не только могут меняться, но на самом деле часто — наследие совсем недавней эпохи.

Спасибо большое за ссылку, очень интересно.

В связи с этим меня поражает перелом, связанный с отношением к языку богослужения в истории Русской Церкви. Святые Кирилл и Мефодий и их ученики прилагают огромные усилия, чтобы новокрещеные славянские народы могли совершать богослужение не на иноземном греческом, а на своем родном языке; святитель Стефан Пермский оставляет все свои ученые штудии и уезжает к пермякам в дикие земли, чтобы перевести на их язык Священное писание и тексты богослужебных книг… Но вот в XIX веке — ярое противостояние переводу Библии на современный русский язык, в наше время та же самая полемика по поводу богослужебных текстов.

И ведь на полном серьезе я слышала от достаточно образованного человека мнение, что церковно-славянский текст принципиально лучше, поскольку сделан с перевода 70-ти толковников, которые независимо переводили Ветхий завет, а получилось в переводе все слово в слово одинаково… Тот же человек на недоумение по поводу непонятности текста на малознакомом языке (даже если предположить его особое совершенство в греческом оригинале) сказал, что каждый христианин просто обязан выучить церковно-славянский, и учиться читать на нем в совершенстве.

Так что же все-таки подлинное «предание» — желание держаться за архаичный, малопонятный (особенно для только обращающихся к церкви людей) язык или стремление передать суть благовестия Христова и поделиться драгоценными церковными молитвами с как можно более широким кругом людей?