Форум

Вы должны войти в систему для того, чтобы создавать сообщения и темы.

Л.А. Тихомиров

Добрый вечер!

Узнал из книги о. Николая Балашова и Л.И.Сараскиной, что апокалиптическая повесть, которую С.Фудель слушал у Тихомирова, сохранилась и даже была издана:

Тихомиров Л.А. В последние дни (Эсхатологическая фантазия) // Христианство и политика / Сост., предисл., коммент. С.М. Сергеева. М., 1999. С. 393—538.

Может быть, кто-то читал ее или может ее найти? Стоит ли она чтения?

ну искать то ее нечего, она есть на азбуке:

https://azbyka.ru/fiction/v-poslednie-dni/

Спасибо за ссылку! Хотя мне все-таки нужен бы бумажный экземпляр или PDF.

Прочитал повесть, читается она довольно легко, но для современного читателя, наверное, лучше подходит «Путь Кассандры», а для любителя старины — «Краткая повесть об Антихристе», на которую Л.А.Тихомиров дает вполне прозрачные аллюзии.

Обратил внимание на место, где описывается церковная жизнь последней эпохи перед пришествием антихриста:

Внутренний упадок христианских церквей <…> тянулся очень долго и замечался даже тогда, когда они, по старой памяти, еще сохраняли авторитет в народных массах, а правительства считали нужным с ними считаться, то покупая милостями, то пуская в ход строгости. В общем духе своем церкви разных исповеданий мало разнились, так что христиане, начавшие углубляться в пророчества Апокалипсиса, одинаково во всех исповеданиях усматривали признаки церквей «Сардийской», «Филадельфийской» и «Лаодикийской». Христиане мало-помалу стали сближаться и разделяться между собой не столько на основании обряда и формул догмата, как по своим духовно религиозным настроениям. Захирение христианского мира особенно отмечено рационалистическими веяниями Сардийской эпохи, о которой в Апокалипсисе сказано: «Ты носишь имя, будто живо, но уж мертво». Богословная наука развивалась, давая наружный вид религиозного процветания, но самая сущность веры — жизнь со Христом — забрасывалась. Сам Христос начал представляться не как Бог, живущий в людях и ведущий их в Царство Небесное, а как мудрый учитель добрых условий земной жизни. Мистическое побледнело, таинство превратилось в обряд, вера в философию. Но люди более горячие религиозно стали сближаться между собой на почве духовной жизни, и возникло то, что по апокалиптическому термину назвали — «Филадельфийской церковью». Духовенство и народ этого направления, не отделяясь от своих церквей, жили своей особой жизнью, и высшие иерархи казались какими-то сектантами. Однако на некоторое время Филадельфийская церковь сделалась официально господствующей, потому что во главе ее встали православные патриархи и папа Римский. Это был недолгий момент процветания христианства, и «филадельфийцы» скоро опять перешли в прежнее положение. Власти церковные относились к ним, как к живому укору себе. Власти гражданские не любили их за то, что они не хотели давать Кесарю того, что принадлежало Богу. Эволюция же Сардийской церкви вела к дальнейшему падению, закончившемуся эпохой «Лаодикийской», в которую явилось полное религиозное безразличие, и помышления пастырей сосредоточились на обладании земными благами.

Получается интересная картина: мысль о «темном двойнике» Церкви начинает созревать еще в том кругу московской церковной интеллигенции рубежа веков, где воспитывался С. И. Фудель. Причем Л. А. Тихомиров противопоставляет этому темному двойнику образ «потаенной» церкви, которая является частью «официальной» церкви, и при этом а) является «живым упреком» остальным ее членам б) за это оказывается гонима церковными же деятелями.