Форум

Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Экклезиология святителя Афанасия (Сахарова)

В связи с публикацией на сайте посланий (первого и второго) вл. Афанасия о церковной ситуации в связи с непоминающими и митр. Сергием мне кажется интересным посмотреть на несколько выписок из его писем.
Вот что он пишет относительно силы молитвы предстоятеля, ставя ее в прямую зависимость от его предстоятельского служения.
(Письмо #7. А.И. Брайкиной, 1930 г.)
Знаю, что не только помощь, но и самая лучшая благодарность для христианина — молитва. Молюсь, всегда молюсь и благословляю и паству ковровскую, и Вас в частности. Но вместе с тем хорошо сознаю, как слаба, как недостаточна моя молитва. И опять утешаюсь тем, что Господь, призвавший меня на великое служение Его Святой Церкви, взирает на мою грешную молитву не как на лично мою, а как на молитву служителя Церкви Его, служителя по преимуществу долженствующего возносить молитву о пастве и молитву паствы своей, получившего для этого сугубую благодать. Когда усердствуют к человеку как таковому, конечно, и тогда Господь приемлет молитву его об усердствующих и милостями Своими их посещает, — но, если так можно выразиться, удельный вес этой молитвы соответствует только личным достоинствам молящегося (а много ли их у нас грешных!), сложенным с усердием усердствовавших (а иногда еще нужно прибавить, минус личная заинтересованность). Когда же усердствуют к служителю Церкви, удельный вес его молитвы увеличивается в много раз и соответствует теперь усердию усердствующих без всякого минуса, помноженному не только на личные качества молящегося, но и на благодатную силу молитвенного служения, в которое он призван Церковью.
В таком уповании молюсь о Вас, о соборе нашем и о всей моей пастве, особенно в праздники наши, ковровские.
Вообще при чтении писем святителя бросается в глаза его личная и неослабевающая забота о каждом своем брате или сестре во Христе, о каждом пасомом. Неоднократно владыка призывает благословение Господне прибыть «с богохранимой паствой владимирской» или призывает его на «всю православную паству ковровскую». Слово «прихожанин» он употребляет на протяжении всего этого издания писем только один (!) раз, говоря о прихожанах закрытого первым среди Ковровских храмов Феодоровского храма. Свою связь с этими людьми, а по существу говоря — с Церковью, реально открытой в этих людях, он сохраняет в ссылке и ставит во главу угла молитвенной жизни:
(Письмо #24. Диакону Иосифу Потапову, 1940 г.)
Мое письмо придет к Вам на праздниках, с приближением которых сердечно, горячо приветствуй) Вас всех, мои дорогие. Всех Вас всегда любовью объемлю, а в праздники особенно. Дерзаю сказать с апостолом, что сердце мое расширено для вас (2 Кор. 6:11), мои родные и по плоти и по духу, мои милые. Когда удается справить какую–либо службу (с суетою — теперь у меня в этом отношении очень плохо), я всех вас имею в мыслях моих, как соприсутствующих и сомолящихся, и в положенные моменты вам мирствую, на вас призываю Божие благословение и всегда молю Бога, да даст еще нам радость утешиться телесным общением, беседою усты ко устом, усладиться общением в молитвах и таинствах и не издалека, а непосредственно каждому из вас преподать благословение моей грешной десницей.
Может быть, есть и другие места из писем и посланий, интересные в связи с представлениями святителя Афанасия о Церкви?

Два очень интересных места я нашел во «втором послании» 1955 года:

В Церкви земной Божественная благодать изливается на всех чад Ее, хранящих общение с Нею, через облагодатствованных в законно совершенном таинстве священства предстоятелей Церкви, — священников и епископов. Каждый отдельный член Церкви земной вступает в действительное таинственное благодатное общение с Нею и со Христом, — только через своего правомочного духовника, при условии, если последний находится в общении с Первоиерархом, признаваемым в качестве такового всеми Первоиерархами всех других автокефальных Церквей, составляющих в своей совокупности Единую Вселенскую Церковь. Кроме этой иерархической цепи, нет и не может быть иного пути для благодатного единения с Церковью Вселенской и со Христом. <…> в Церкви Христовой благодать изливается и освящение и спасение совершается не священнослужителями, а самою Церковью через священнослужителей. Священнослужители — не творцы благодати, они только раздаятели ее, как бы каналы, по которым изливается на верных Божественная Благодать и помимо которых нельзя получить Божественной Благодати.

У меня возникает несколько вопросов:

  1. Святитель Афанасий говорит об общении с поместной и вселенской церковью через «духовника», который «находится в общении с Первоиерархом» (Патриархом). Это странно, ведь в обычном случае цепочка должна была бы выглядеть так:
    духовник (священник) — епископ — патриарх — другие поместные церкви.
    Возможно, Владыка пишет в общем виде, а имеет в виду конкретно себя? Он, очевидно, духовник для своих чад, и одновременно епископ…
  2. Мне кажется необычным утверждение Владыки о том, что общение с поместной церковью устанавливается через связь с духовником. Привычно думать, что важнее, где (в каком храме) человек причащается! У святителя, получается, гораздо более личностный подход.
  3. Очень важная, мне кажется, мысль: «благодать изливается и освящение и спасение совершается не священнослужителями, а самою Церковью через священнослужителей». Нет ли здесь параллели с мыслями прот. Николая Афанасьева и прот. Александра Шмемана?