Форум

Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Церковное устройство в ХХ веке

В ходе обсуждения положений Поместного собора 1917-1918 года возникло сравнение его устава с уставом нынешним. Мне кажется, судьба (легальной) Церкви в Советское время достойна отдельного обсуждения.

Очень краткий обзор этого вопроса содержится в статье М. В. Шкаровского «Влияние Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг. в советскую эпоху«. Для удобства скопирую несколько выдержек из нее. Заголовки, комментарии и выделения синим шрифтом мои.

1944 г. Собор епископов. Изменения в порядке избрания Патриарха

После смерти Патриарха Сергия (15 мая 1944 г.) 21-23 ноября в Москве состоялся Собор епископов, на котором был обсужден проект положения об управлении в Церкви и определен порядок избрания Патриарха. При обсуждении последнего вопроса архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) напомнил постановление Поместного Собора 1917 – 1918 гг. о том, что Патриарх должен избираться тайным го­лосованием и жребием из нескольких кандидатов. Это предложение не встретило поддержки, был выдвинут единственный кандидат – митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский).

Порядок избрания Патриарха в 1944 — «Принято единогласно». Ясно, что никто бы не позволил Церкви быть исключением на общем фоне советских «выборов». Кстати, еп. Луку, насколько я помню, на этот Собор не пустили. Кстати, а как избирается Патриарх сейчас?

Собор 31 января 1945 г.: Новое церковное устройство

Этот Собор, как и Собор 1943 г., не имел возможности восстановить традиции, заложенные в 1917 – 1918 гг. Иная обста­новка заставляла не восстанавливать прежнее, а создавать новое церковное устройство. На Соборе было принято «Положение об управлении Русской Православной Церковью», в котором не содержалось указаний о необходимости созыва новых Соборов в определенные сроки. Поме­стные Соборы должны были собираться, лишь когда имелась необходимость выслушать голос клира и мирян и существовала «вне­шняя возможность», при этом все же Поместному Собору принадлежала высшая власть в области вероучения, церковного управления и церковного суда. Права Патриарха, по сравнению с имевшими­ся ранее, согласно решениям Собора 1917 – 1918 гг., возраста­ли. Усиливалась и единоличная власть епископа, избрание кото­рого оставалось прерогативой Священного Синода под председа­тельством Патриарха, а утверждение архиерея уже целиком принад­лежало патриарху. Епископ мог учреждать Епархиальный совет, этот коллегиальный орган создавался лишь в соответствии с его волей. О благочиннических собраниях и советах в 1945 г. речь не шла, как и о выборности благочинных. Не произошло и восстановление Приходского устава: согласно «Положению», настоятель прихода не зависел от органов приход­ского управления, имея непосредственное под­чинение епархиальному архиерею. Патриархом единогласно был избран митрополит Алек­сий (Симанский), интронизация которого состоялась 4 февраля 1945 г.

То есть, то соборное начало, о котором заботился Собор в 1917-1918 г., сменилось «армейским» принципом единоначалия. При этом формально могут существовать «коллегиальные» органы (Синод и епрахиальное собрание). Кстати, митр. Сергия (Страгородского), помнится, еп. Дамаскин (Цедрик) упрекал за лицемерное создание «марионеточного» Синода для легитимизации единоличных решений.

1961 г. Время старост, назначавшихся уполномоченным по делам религий

… поста­новление <Синода>«О мерах по улучшению существующего строя приходской жизни».

Архиерейский Собор был проведен по инициативе советского руководства в период т.н. «хрущевских гонений» на Церковь. … изменения «Положения об управлении Русской Православной Церковью». Суть навязанной руководству Патриархии «церковной реформы» заключалась в отстранении священнослужителей от руководства приходами. Роль главы общины переходила от настоятеля к исполнительному орга­ну – приходскому совету, которому передавалась вся финансово-хо­зяйственная деятельность. «Реформа» во многом разрушила традици­онное управление Церкви, ее организация юридически расчленялась. Священнослужители отделялись от приходской жизни и должны бы­ли наниматься общиной по договору для «исполнения религиозных потребностей». Духовенство не допускалось на собрание, избиравшее церковный совет, куда власти, имевшие законное право отвода его чле­нов, постепенно вводили своих людей. Фактически же руководителями приходской жизни становились старосты, назначавшиеся районными исполко­мами из людей, часто совершенно нецерковных и иногда даже неве­рующих, морально весьма сомнительных. Без их согласия священник или епископ не могли принять на работу или уволить даже уборщицу в храме. Юридический статус архиереев и Патриарха вообще никак не оговаривался, в правовом отношении их как бы не существовало, и они не имели никакой законной формы связи с приходской жизнью.

Насколько я понимаю, юридически централизованная структура Церкви вообще во весь советский период существовала на «птичьих правах»?

1971 г. … было утверждено определение Архиерейского Собора 1961 г. Кроме того, епископы единогласно высказались за избрание Патриархом митрополита Крутицкого Пимена (Извекова)

1988 г. Поместный Собор, приуроченный к празднованию 1000-летия Крещения Руси.
Это можно считать возвращением к идеям Собора 1917 – 1918 гг. При этом, как и прежде, указывалось, что высшая власть в области ве­роучения, церковного управления и суда принадлежит Поместному Собору. Патриарх, согласно Уставу, имеет первенство чести среди архиереев и подотчетен Собору. Управление Церковью он осуще­ствляет совместно со Священным Синодом <Мне трудно соединить эти два предложения воедино: «первенство чести» означает самостоятельность каждой епархии, а управление Патриархом означает подчинение епархий центру. В частности, Синод переводит епископов, определяет им содержание и т.п.>, число временных чле­нов которого увеличилось до пяти.
Устав восстанавливал и предусмотренные Собо­ром 1917 – 1918 гг. епархиальные собрания <Из Устава 1988 г.: 28. Епархиальное собрание состоит из равного числа представителей клира и мирян (мужчин, женщин, молодежи). 29. Епархиальные собрания созываются правящим архиереем не реже одного раза в год. Процедура избрания членов Епархиального собрания устанавливается епархиальной властью. То есть, это орган «фиктивный»>. Они получали полно­мочия избирать сроком на один год половину членов епархиаль­ного совета <он же — церковный суд>, при помощи которого архиерей должен осуществлять управление епархией. Основные положения 8-й главы Устава («Приходы») были приведены с учетом исторических реалий конца 1980-х гг. в соответствии с решениями Собора 1917 – 1918 гг. Так, определение прихода, данное новым Уставом, практически совпадает с формулировкой 1918 г., так же как и характеристика состава приходского причта. Правда, в отличие от Приходского устава 1918 г. члены причта теперь могут быть увольняемы не только по суду и собственному прошению, но и «по церковной целесообразности». По сравнению с определением 1961 г. права настоятеля храма были существенно расширены, он становился председателем приходского собрания. Председателем же приходского совета мог быть и мирянин.

1990. Последний в советский период Поместный Собор состоялся вскоре после кончины Патриарха Пимена (3 мая 1990 г.). На предшествовавшем Архи­ерейском Соборе впервые с 1917 г. тайным го­лосованием были избраны 3 кандидата на Патриаршую кафедру. Делегаты открывшегося 7 июня 1990 г. Поместного Собора выдвинули еще несколько кандидатур, но ни одна из них не получила необходимой поддержки. Прозвучало даже предложение ис­пользовать, как в 1917 г., для избрания Патриарха жребий, правда, большинство соборян его не поддержало. <…> К тому же голосование было тайным.

По тексту уставов 1988 и 2011-2016 гг. заметно, что их составители пользовались Уставом 1917-1918 гг. (иногда дословно совпадают формулировки), но при этом не следовали его основным принципам — выборности архиереев, выборности и представительности в епархиальном и благочинническом управлении.

 

На соседней ветке я спросил, как сейчас избирается Патриарх.

Привожу Положение об избрании Патриарха Московского и Всея Руси, опубликованное на официальном сайте Патриархии.

С 2013 года процедура следующая: из списка всех епископов РПЦ, подходящих по критериям, Архиерейский собор тайным голосованием избирает трех кандидатов.  (До 2013 года процедура не была зафиксирована.)

Затем уже Поместный собор выбирают тайным голосованием одного из кандидатов (перед этим Поместный собор может предложить дополнительного кандидата).

В случае, если ни один из кандидатов не набрал более 50% голосов, проводится второй тур голосования на Поместном соборе («по двум кандидатурам, набравшим наибольшее количество голосов в первом туре голосования. Избранным Патриархом является архиерей, набравший наибольшее число голосов, выраженных в действительных бюллетенях»). Если оба набрали одинаковое количество голосов, бросают жребий.

Состав Поместного собора определяется соответствующим Положением. В связи с последним у меня возникло несколько вопросов:

  • Делегатов от семинарий выбирает совет ректоров. Почему? Делегатов от академий, например, избирают собрания корпораций… Если нельзя доверить преподавателям семинарии выбор делегатов, то как можно доверить им голосование на соборе?
    UPD: Делегатов от семинарий 10 человек.
  • Делегатов от епархии избирает епархиальное собрание. Как формируется само епархиальное собрание? В Уставе я не нашел указаний на процедуру. Из контекста ясно, что его созывает епископ, процедура созыва оставлена на усмотрение епархиального совета (последний состоит из священников, состав совета определяется, по-видимости, епископом). Кроме того, «Епархиальное собрание, возглавляемое епархиальным архиереем, является органом управления епархией и состоит из клира, монашествующих и мирян, проживающих на территории епархии и представляющих канонические подразделения«. Получается, что епархиальное собрание состоит из людей, «работающих» в епархиальных структурах и в этом смысле зависимых от епископа.
    Интересно сравнить с уставом 1917-1918 года!

 

Хочу поделиться интересной статьей А. Л. Беглова, в которой рассматривается вопрос об основных формах церковной жизни (приход / община — епархия)

Приход — Исторический аспект: община, учреждение, братство…
Поиск идентичности православного прихода в проектах и дискуссиях конца XIX — начала ХХ вв.

Дополнение. Самое интересное в статье, с моей точки зрения, — исторический подход к вопросу о том, что является «основой» церковной жизни. Насколько я понял, наблюдается два разных подхода: 1) в основе церкви находится «вертикаль» (т.е., в первую очередь епископы)  2) в основе церкви лежит община (приход/братство). На Соборе 1917 года удалось прийти к подлинно церковному разрешению этого противоречия, однако в дальнейшем это решение было забыто.

описание коллизии, которая была осмыслена в ходе подготовки к Поместному Собору 1917-1918 года.

Хочу поделиться интересной схемой из только что процитированного сборника «Лодка». Это попытка изобразить структуру современного церковного устройства на уровне прихода.

Не знаю, насколько схема полная и точная, но на ней сразу видна одна важная особенность: стрелки ведут только вниз. То есть, речь идет об отношениях власти (назначает, перемещает, увольняет) и «аффилиации» (может косвенно повлиять в своих интересах или интересах дела).

Екатерина, спасибо! Очень интересная схема! И кстати показательно, что в ней не смогут себя найти 99% людей, приходящих в храм (даже регулярно!), которые сами себя считают, безусловно, прихожанами.

На этой схеме, правда, недостает прямых стрелок от Епископа к Приходскому совету (Устав РПЦ, гл. XVI, п. 47, 49).
Не указано, что настоятель, как правило (если нет прямого распоряжения от Епископа) является председателем Приходского совета (а значит, не совсем подотчетен Приходскому собранию).
Не указано, кто распоряжается финансами и имуществом (Настоятель единолично как председатель совета).