Форум

Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Новости церковной жизни

12

Установлен праздник в честь отцов Поместного собора 1917-1918 годов

Источник: http://www.patriarchia.ru Комментарий: http://www.pstgu.ru. В светском освящении: http://www.interfax.ru

Произошло радостное событие! О Поместном соборе 1917-1918 годов еще недавно редко вспоминали. Сейчас будет торжественно праздноваться 100-летие со дня его открытия (Журнал заседания Синода №26 от 4 мая), а Священный Синод учредил новый праздник — день памяти отцов Поместного Собора 1917-1918 годов. День памяти приходится на 5 ноября (по церковному календарю) / 18 ноября (по новому стилю).

Как заявил «Интерфакс-Религия» в пятницу доктор церковной истории, заместитель заведующего отделом новейшей истории Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета священник Александр Мазырин, Собор 1917-1918 годов — «это главное церковно-историческое событие новейшей эпохи», он объединил Церковь перед лицом развернувшихся гонений на нее.

«Он санкционировал активное привлечение к церковному управлению как рядового духовенства, так и мирян, чем дал им почувствовать свою ответственность за судьбу Церкви. Восстановленный Собором институт патриаршества в лице новоизбранного Святейшего патриарха Тихона дал Церкви духовного вождя, символ ее единства, святости и соборности, а не некоего «папу Московского», подавляющего все остальные части церковного организма, чего многие опасались», — отметил он.

Как отметил священник Александр Мазырин, деяния Собора стали настоящим подвигом его отцов, представлявших всю Русскую Церковь и весь православный российский народ. «Обилие явленной святости стало главным плодом Всероссийского Собора. <…> Конечно, уже давно назрело установление дня особого молитвенного поминовения этого Великого Собора, как воспоминаются у нас Первый и последующие Вселенские Соборы».

«<…>Московский Собор, память которого мы теперь будем ежегодно праздновать, действительно стал Великим и Святым, раскрывающим, что есть подлинная православная соборность, как она реализуется в церковной жизни и какие благие плоды приносит», — заключил священник Александр Мазырин.

Диссертация о богословии свт. Филарета Московского

Дам здесь ссылку (http://www.doctorantura.ru/images/pdf/2017/2017_thesis_khondzinsky.pdf) на только что защищенную диссертацию протоиерея Павла Хондзинского, декана Богословского факультета ПСТГУ, посвященную богословию святителя Филарета Московского.

Меня лично особенно заинтересовали те части работы, где речь идет непосредственно о вопросах экклесиологии (начиная со с. 177). Прот. Павел Хондзинский, интерпретируя свт. Филарета, пишет о «храмовой» экклесиологии (с. 183):

… смысл Священной истории, представление о назначении Церкви, суть ее таинственной жизни, определение церковного предания могут быть выведены из учения о Храме, в котором жизнь Церкви жительствует, в котором Церковь и обнаруживает себя как Церковь (с. 182).
… если от храма-здания заимствовано представление о телесном храме Спасителя, то верна и обратная связь: сила Христова должна обнаруживаться в первом, как она обнаруживалась во  втором… (с. 183).
Бог нисходит в храм для соприкосновения с человеком, сходит «не существом, а действием» (с. 184)
Итак, в храме Бог живет, действует, властвует, освящает Своим Словом (глаголом) человека; в храме человек своим словом познает, прославляет, воспевает Бога… (с. 185)

Относительно Церкви: «жизнь земной Церкви, хотя мистически и сосредоточена в храме, в то же время протекает в обществе. Будучи телом Христовым, Церковь сама есть общество — собрание христиан. Вследствие этого неизбежно возникает необходимость определить его границы» (с. 185).

«Союз с частной Церковью (Греко-Российской в данном случае), заключенный через Крещение, соединяет крестившегося и со всеобщей Церковью Божией — невидимым Телом Христовым» (с. 187).

«… только Ему <Христу> вполне известны «полная мера и внутренний состав сего тела». Мы же созерцаем скорее «наружний образ, распростертый по пространству и времени»», в нем «скрывается невидимая славная Церковь, не имущая скверны или порока» (с. 187).

Еще несколько отрывков:
…естественным образом вызревает концепция Нового Израиля — дающая осмысление русской жизни в категориях уже не имперского, но строго библейского мышления (с. 192).
…видимая полнота земной власти царя не означает «пленения Церкви», и не противоречит высказанному в «Записках» утверждению, что Церковь Христова «утверждается над царствами и царями земными» (с. 193).
Царство Христово (т.е. Церковь) утверждает собой вселенную, но земные цари суть хранители ее на земле (с. 193).
…только православное Царство претворяется (подобно как «из состава камней и металлов» новотворится храм) в Новый Израиль, не просто как согласование «царства и священства», но как заданное словом Откровения ветхому Изарилю и требующее своего творческого воплощения в бытии мира единство царства священников, народа святых (Исх. 19: 6) (с. 194).
В этом Новом Израиле не может возникнуть вопрос: кто выше — глава государства или глава Церкви. Бог — единый глава всех и вся, но если Церковь возглавляется Им непосредственно, то государство — через царя (там же).
Если храм заключает в себе Церковь, то возводит его царь. Царь возводит храм Богу, Бог хранит храм и царство по молитвам Церкви, и между судьбой храма и судьбой царства существует таинственная связь. Суд над земным царством есть и суд над храмом, но врата адова не одолеют Церковь, и в Царствии  Божием храма не будет, ибо сам Агнец будет ему храмом (с. 199).

 

Кажется, я плохо уловила мысль святителя Филарета… Хотелось бы понять, кого конкретно он имеет ввиду под «невидимой славной Церковью»? Это:

  1. Какая-то часть видимой земной Церкви (проблем в том чтобы установить критерий вхождения в видимую земную, видимо, не было — условием является крещение и соблюдение ежегодной нормы по исповеди и причастию)?
  2. Только уже умершие праведники («цыплят по осени считают», как бы это жутковато не звучало)?
  3. «Смешанное» множество из членов видимой земной православной Церкви и к ней вроде бы не принадлежащих людей (например, католиков или протестантов)?
  4. Что-то четвертое?

Вот для сравнения мысль А.С. Хомякова, (Церковь одна, раздел 2: «Церковь видимая и невидимая»).

Церковь видимая и земная живет в совершенном общении и единстве со всем телом церковным, глава которого есть Христос. Она имеет в себе пребывающего Христа и благодать Духа Святого во всей их жизненной полноте, но не в полноте их проявлений, ибо творит и ведает не вполне, а сколько Богу угодно.

Так как Церковь земная и видимая не есть еще полнота и совершение всей Церкви, которым Господь назначил явиться при конечном суде всего творения, то она творит и ведает только в своих пределах, «не судя остальному человечеству» (по словам апостола Павла к Коринф.) и только признавая отлученными, т. е. не принадлежащими ей, тех, которые от нее сами отлучаются. Остальное же человечество, или чуждое Церкви, или связанное с нею узами, которые Бог не изволил ей открыть, предоставляет она суду великого дня. Церковь же земная судит только себе, по благодати Духа и по свободе, дарованной ей через Христа, призывая и все остальное человечество к единству и усыновлению Божиему во Христе: но над неслышащими ее призыва не произносит приговора, зная повеление своего Спасителя и Главы: «не судить чужому рабу».

Насколько я понимаю, в «Разговоре между испытующим и уверенным о православии» слова о невидимой церкви звучат в ответ на вопрос о том, как можно, предпочитая одну церковь (Восточную) перед всеми остальными, соединять «и ревность, и терпимость». Они означают, с одной стороны, что увидеть Церковь можно только благодаря особому откровению Божию, а с другой — что «перегородки между церквами не достигают до Небес». Сергей Иосифович в этой связи вспоминал формулу Хомякова «о непостижимых связях Церкви с «прочими» христианами мира».

Для католиков и для некоторых православных Церковь — это духовенство. По «Посланию восточных патриархов 1848 года», Церковь — это весь православный народ. После смерти мы, может быть, увидим, что ее границы еще шире» (I, 205)[1].

 

Отец Павел Хондзинский пишет:

от храма-здания заимствовано представление о телесном храме Спасителя

А мне казалось, дело обстоит ровно наоборот!

Вот, например, «У стен Церкви» (стр. 179 в 1-м томе трехтомного издания):

Больше всего меня поражает в «Троице» Рублева это видение евхаристической чаши на трапезе Трех Странников, «Трисолнечного Света». В центре этой предвечной тишины — евхаристическая чаша: Отец указует дланью на нее и склоняется направо к Сыну, то ли говоря Ему о ней, то ли уже отпуская Его на
свершение любви. Это — видение предвечного совета о необходимости Голгофы. Но в этой чаше уже существует Церковь, а поэтому это есть также видение предвечного бытия Церкви. «Се бо входит Царь славы, се жертва тайная совершена дориносится…» Вот почему апостол пишет: «Он избрал нас в Нем прежде создания мира» (Еф. 1, 4), ясно говоря этим о довременном бытии Церкви в Агнце Божием. <…> Когда мы так говорим о Церкви, мы называем ее «Софией» — неизреченным
Домом Премудрости Божией. Еще в совете предвечном «Премудрость созда себе дом».
Вот почему Хомяков сказал, что Церковь — это «основное таинство мироздания». И вот почему начинают делаться нам понятными загадочные как будто слова святого Иринея Лионского: «Когда Церковь в конце (истории) будет внезапно взята отсюда, то будет, — сказано, — скорбь, какой не было от начала и не будет».

И разве не за эту самую мысль был убит первомученик Стефан? Если «Бог Всевышний не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк: Небо — престол Мой, и земля — подножие ног Моих. Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего?» (Деян. 7:48-49), то получается, что «место» Его обитания — в Церкви как Теле Христовом, во Христе и в верных.

И дальше отец Павел пишет:

в храме Бог живет, действует, властвует, освящает Своим Словом (глаголом) человека; в храме человек своим словом познает, прославляет, воспевает Бога

Получается, что вне храма этого не происходит? Но ведь церковь может собраться, например, в тюремной камере, или в вагоне-теплушке, или в лесу. Примеры литургии, совершенной таким образом, легко найти и в жизни Сергея Иосифовича, и у Владыки Афанасия.То есть, не Бог и церковь там, где храм, а храм — там, где Церковь!

«Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. <…> настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин. 4:21-24).

Конференция «100-летие начала эпохи гонений на Русскую Православную Церковь»

16 июня состоялась конференция, посвященная еще одной круглой дате. Из числа докладов меня заинтересовал доклад К.В. Ковырзина ― «Собор 1917-1918 гг. и ранний этап антицерковных гонений» и М.В. Шкаровского ― «Антирелигиозные репрессии и петербургские новомученики в 1930-е годы».

В частности, на этой же конференции прозвучал абзац в докладе Святейшего Патриарха Кирилла, который уже раньше разошелся по новостным агентствам:

… мы знаем, какой путь исповедничества прошел святитель Тихон: изоляция от окружавших его помощников, от близких людей, компрометация в прессе, изоляция от всего общества, запрет на совершение богослужений, спровоцированный в это время раскол тех, кто стремился обновить Церковь, улучшить Церковь. А разве сегодня не так действуют некоторые, в том числе и рясу носящие, которые выступают за необходимость обновления, улучшения, но на самом деле провоцируют семена разделения и раскола? Ничего нового, все повторяется. Мудр тот, кто умеет опыт исторический применять в своей собственной жизни. И дай Бог, чтобы трагедия, которая произошла с нашей Церковью, обогатила нас опытом, отталкиваясь от которого, мы бы сегодня могли консолидировано, соборно, мирно преодолевать те трудности, которые реально существуют и в жизни Церкви, и в жизни нашего народа, стараясь укреплять, как уже было сказано, «единство духа в союзе мира».

 

Синодальная библейско-богословская комиссия опубликовала для обсуждения проект Катехизиса Русской православной церкви. Структура Катехизиса:

Предисловие
I. Основы православного вероучения
II. Основы канонического устройства и литургической жизни Православной Церкви
III. Основы православного нравственного учения
IV. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви
V. Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека
VI. Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию

Отмечу несколько моментов. Во второй части, в главе о признаках Церкви, в параграфе «Соборность» говорится следующее (мои мысли вслух — синим):

  • Церковь является соборной, или кафолической, поскольку она распространена по всему миру … (Это справедливо. Но при такой укороченной формулировке встает вопрос, о какой Церкви идет речь? Нужно ли это понимать так, что наша Русская церковь соборная только благодаря русскоязычной диаспоре?)
  • Также Церковь называется кафолической, поскольку она в полноте содержит спасительные дары Божии. В этом смысле кафолической является каждая местная Церковь, возглавляемая епископом (епархия). (Это важная мысль! Значит ли это, что в каждой епархии должен быть, например, дар пророчества (1 Кор. 12)? Или он не является спасительным?) Полнота Церкви как Тела Христова явлена в Евхаристии (Авторы Катехизиса вообще уделяют много внимания Евхаристии, и это очень радостно! Но здесь это одинокое предложение «провисает»: ведь полнота Церкви на Евхаристии связана с собранием народа, и не просто безликой массы, а поименно известной общины. А именно Народа Божия Катехизис, кажется, и не знает. В нем есть только миряне, которые могут дополнительно выполнять функци администратора или катехизатора).
  • Условием кафоличности является объединение верующих вокруг своего епископа (Это конкретный критерий, вполне ясный и четко сформулированный. В отличие от двух предыдущих, он не количественный, а качественный).
  • Соборность, или кафоличность, проявляется также в общении между местными Церквами,
    которые вместе составляют Вселенскую Церковь. Знаком этого общения является древняя
    каноническая практика, согласно которой епископ местной Церкви (или епархии) поставляется
    епископами других епархий (Здесь не сказано, что по канонам он при этом избирается поместной церковью! То есть, по канонам речь именно об общении, а не о власти над народом, составляющим поместную церковь (епархию)).
  • Соборность Церкви проявляется также в том, что все епископы, несмотря на разницу занимаемого
    ими положения, равны между собой (и это справедливо… Хорошо ли это согласуется с нашим Уставом и с реальной практикой?).
  •  В своем церковном уделе епископ обладает полнотой власти — сакраментальной, административной и учительной… (Снова — на сей раз подчеркнуто без контекста и обоснований — о власти епископа. И снова не сказано, что он по канонам избирается, что он не может быть просто прислан со стороны. Не сказано ничего и об общении между епископом и пресвитериумом, епископом и народом — здесь неудобно приводить пространные выписки из Игнатия Богоносца и Киприана Карфагенского по этому поводу. Общение заменено на власть, и это — при объяснении слова «соборность».)

Итак, бросается в глаза, что, по сути, единственным качественным критерием соборности в Катехизисе является «объединение вокруг епископа». При всей правильности этого признака кажется странным ограничиваться им ограничиваться, поэтому приведу пример другого понимания соборности:

«Церковь является соборной и по самому способу своего строительства, самому характеру своего устроения: Церковь земная расти и развиваться может только одним путем — свободного собирательства верующих и свободного же их общения во Христе, совершаемого на основе Евангелия, таинств и апостольских установлений. Ни количественное превосходство, ни пространственное распространение, ни внешняя сила и авторитет церковных учреждений сами по себе вовсе не являются показателем истинности Церкви и ее правильного евангельского и апостольского устроения <…> (С.Н. Дурылин. Церковный собор и русская Церковь. 1917. С. 8).

Не удержусь и добавлю еще один отрывок из брошюры Дурылина о соборности.

Свойство вселенской соборной Церкви не зависит от распространения на земле ее последователей, <…> потому что оно связано всецело с внутренним существом Церкви <…> (с. 7).

И дальше со ссылкой на Хомякова: «собор выражает идею собрания <…>, выражает идею единства во множестве. Церковь кафолическая есть Церковь по всему или по единству всех, Церковь свободного единодушия, единодушия полного» (Ср. Хомяков А.С. Собр. соч. Т. 2. Стр. 312-313).

Еще из документа: Апостольство Церкви. «Необходимым признаком истинной Церкви Христовой является непрерывное преемство иерархии, восходящей к апостолам«.

Часть 2, глава 2. О каноническом праве.

В основе церковного законодательства лежат новозаветные предписания, обязательные для каждого члена Церкви…
Вспомогательными источниками церковного права служат труды авторитетных канонистовпо церковно-юридическим вопросам. Хотелось бы комментарий юриста: может ли комментарий на светский закон быть источником права?
Перемещение епископа с одной кафедры на другую совершается по решению высшей
церковной власти (сноска на 14-е Апостольское правило). /Практика, конечно, давно сложилась, но каноническая база, на мой взгляд, здесь приводится слабая. 14 Ап. не об этой ситуации, да и скорее разрешает переход в виде исключения. Напомню, что свт. Григория Богослова лишили патриаршества за то, что он уже был епископом другого города./
Священник поставляется на свое место служения епископом и не может перейти в
другую епархию без воли епископа /И снова, все вроде бы правильно, но меня не оставляет ощущение, что историческое содержание канонов принципиально игнорируется, точнее, заменяется современным содержанием. Поясню подробнее: в 15-м Ап. правиле, на которое здесь ссылаются, совсем другая ситуация. Маленькая епархия (в 14-м Ап. она называется «парекия», так сейчас называют приход), небольшая церковь (община в 300 человек — это размер столичного города, например, Тира), никакой «социальной мобильности». Человек, становясь диаконом, пресвитером или епископом, связывает себя с конкретными людьми (общиной) и решается посвятить свою жизнь служению им. А потом вдруг решает все бросить и уехать… Если это дело благословенное, он должен иметь об этом свидетельство (от епископа). 
А теперь наша ситуация: священника ставят в одну глухую деревню какой-нибудь пространной епархии, а потом перебрасывают в другую, а потом в третью. Если, например, священник живет в городе N, а в деревню M, куда его перевели, только ездит, он, получается, нарушает букву 15 Ап: «Аще кто, пресвитер, или диакон, или вообще находящийся в списке клира, оставив свой предел, во иной отъидет, и совсем преместяся, в другом жити будет без воли епископа своего…»)

Памятник Сергию (Страгородскому)

В Арзамасе (Нижегородская епархия) установлен и освящен памятник патриарху Сергию (Страгородскому): http://www.patriarchia.ru/db/text/4981155.html. Примечательно, что после патриаршего слова с краткой речью выступил губернатор Нижегородской области В.П. Шанцев и отметил в первую очередь патриотизм патриарха Сергия: «Было много горестей, но мы, вспоминая об этих трудных временах, должны помнить и о духовных победах. Патриарх Сергий обратился к гражданам России, ко всем верующим в первый день войны с призывом отдать все, чтобы победить коварного, жестокого врага, который поработил уже много стран. Этот патриотический подвиг не забудется никогда».

Неужели это действительно (хвалебный) намек на Декларацию митр. Сергия 1927 года? «Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи».

В память Поместного Собора 1917-1918 гг.

В Журнале Московской Патриархии опубликовано несколько новых (для меня) фотографий с Поместного собора. Нужна стр. 29 документа (с. 57 журнала).

Прошла конференция, посвященная Собору. Из докладов в новости реферируются три: о месте епископов на соборе и  об их соотношении с мирянами и клириками, об избрании Патриарха и о развитии ситуации на приходах и приходском уставе.

Патриаршье послание по случаю 100-летия Собора. В нем мне видится, правда, намерение пересмотреть решения Собора поскольку они «не были усвоены церковным сознанием»:

Сегодня мы можем <…> ответить на вопрос о том, почему вопреки множеству препятствий некоторые соборные постановления были осуществлены и нашли свое место в жизни Церкви, а другие напротив — оказались нежизнеспособны и не были усвоены церковным сознанием.

Обращу внимание и на следующий фрагмент:

Духовным наследником этого соборного по своей природе органа является действующее ныне Межсоборное присутствие Русской Православной Церкви, в работе которого принимают активное участие не только архипастыри, но и клирики, а также миряне.
Документы, подготовленные совместными усилиями членов Присутствия с привлечением к обсуждению широкой общественности, предлагаются для дальнейшего рассмотрения Священным Синодом или Архиерейским Собором, знаменуя тем самым очевидное торжество духа соборности в жизни современного Русского Православия.

Здесь напрашивается схема, иллюстрирующая механизмы соборного принятия решения на самом Соборе, по его Определениям и в представленной здесь схеме (решения принимает Синод или Архиерейский собор).

В издательстве Новоспасского ставропигиального монастыря выпущен 14-й том научно-академического издания документов Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг. — «Протоколы заседаний и материалы Отдела о благоустроении прихода».

В книгу, ответственным редактором которой стал кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН А.Л. Беглов, вошли документы Пятого соборного отдела — «О благоустроении прихода».

14-й том издания включает протоколы Отдела «О благоустроении прихода», в которых зафиксированы все этапы разработки приходского устава, итоговый доклад и разработанная им «Инструкция членам причта», а также материалы с мест. В приложении помещены документы о формировании Отдела и его отчетности и о разработке особой соборной комиссией «Введения к приходскому уставу».

Так же, как и предыдущие тома документов Собора, 14-й том снабжен большой обзорной вступительной статьей, комментариями, справочными материалами, именным указателем, примечаниями к документам и цветными вклейками с факсимиле наиболее интересных документов, составивших том.

Над подготовкой нового тома трудились, кроме составителя, члены Научно-редакционного совета: протоиерей Николай Балашов, научный руководитель проекта по издания документов Собора 1917-1918 гг. А.И. Мраморнов и член рабочей группы Р.Ю. Просветов. Книга получила рекомендацию к распространению от Издательского Совета Русской Православной Церкви с грифом «По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла».

(Источник: patriarchia.ru)

12