Форум

Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

беседы о.Сергия Мечева

из беседы о.Сергия Мечева «о совести»:

Совесть не иное что, как закон естественный или природный; почему и с законом Божиим написанным совесть сходна. Чего бо научает закон Божий, того научает и совесть. (Свт. Тихон Задонский. Слово 16: О совести / Творения. М., 1889. Т.5. С.197.)
И если мы о том стараемся, постепенно восстанавливается и очищается в нас этот закон, написанный «не на скрижалях каменных, а на скрижалях сердца плотяных», все более приближаясь к писанному закону Божию. Оба эти закона в идеале одно и то же. Потому-то апостолу Павлу и Марии Египетской не нужно было чтение Священного Писания.
Естественный закон восстанавливается в христианах при крещении вместе с образом Божиим, и если только человек прилагает к тому старание, он в продолжение жизни все более очищается и просветляется вместе с подобием Божиим.
…………
Если желаешь всегда иметь душеспасительное руководство, внимай своей совести и неотложно исполняй, что она будет внушать тебе. Иоанн Златоуст указывает нам, что если бы мы, христиане, внимательно относились к своей совести теперь, после крещения, имея при этом и Ангела хранителя, мы всегда могли бы знать волю Божию, как это было у первых людей до грехопадения.

мне хотелось бы на этом материале продолжить обсуждение известного афоризма Тертуллиана о том, что «душа — христианка».
Достаточно ли руководствоваться внушением своей совести, чтобы знать волю Божию?

Интересная постановка вопроса, спасибо!

Но при этом мне кажется, что, сказав «достаточно … руководствоваться внушением своей совести», мы немного подменяем понятия. Получается, что нужно просто «жить прилично», и этого достаточно.

Прежде всего, о совести как «естественном или природном законе». Это выражение означает не наше привычное состояние, а отсылает к природе человека, каким он был сотворен, непричастного злу.

Кроме того, основное свойство человека по этому «природному закону» заключается в том, что он — существо становящееся: «Каждое из разумных и мыслящих существ — ангелов и людей — по логосу <то есть замыслу>, в соответствии с которым оно было создано, в Боге пребывающему и к Богу направленному, и называется, и является «частицей Бога»» (Прп. Максим Исповедник. Амбигвы к Иоанну. 2).  То есть, «природа» человека предполагает становление, цель которого — соединение с Богом в Теле Христовом, обожение.

Человек должен стать собой (но еще собой не является): «если только человек прилагает к тому старание, он в продолжение жизни все более очищается и просветляется вместе с подобием Божиим». Подобие в святоотеческих текстах часто отличается от образа: образ дан, а подобия (обожения) еще нужно достичь.

В церковном предании есть понимание того, на каком пути это становление происходит. Когда отец Сергий цитирует свт. Иоанна Златоуста («если бы мы, христиане, внимательно относились к своей совести…»), он вместе со святителем воспроизводит упрек апостола Павла коринфским христианам: «я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими» (1 Кор. 3:1). Понять слова отца Сергия трудно, если не представлять себе, по какому пути он вел своих слушателей. Получается, что требует от своих духовных чад совершенства, целостности и святости жизни. А если по этому пути не идти, из тезиса о совести получится нечто весьма легковесное…
Кстати, а где именно у Тертуллиана искать этот афоризм?

Мне слова отца Сергия напомнили некоторые изречения преподобного старца Силуана Афонского. Например:

Недавно был пожар на келлии Св. Стефана. Монах этой келлии, когда загорелся корпус, был наруже, и, чтобы спасти какие-то вещи, он бросился вовнутрь, и сгорел сам. А если бы он помолился Господу и сказал: «Господи, хочу спасти такую-то вещь, внуши мне, могу ли я это сделать?», то Господь непременно известил бы его, и сказал бы «иди», если можно, и «не иди», если нельзя. Так близок к нам Господь, и так много Он нас любит.

В жизни своей я много раз в час беды спрашивал Господа, и всегда получал ответ. Эту любовь мы постигли не своим умом, но милосердием Божиим от благодати Святого Духа. Быть может кто-нибудь скажет, что так бывает только со святыми, но я говорю, что и самых грешных любит Господь и дает Свои милости, лишь бы отвратилась душа от греха, и Господь с великою радостью принимает ее в свои объятия и ко Отцу приносит, и радуются тогда о ней все небеса.

Но и он подчеркивает, что голос дается для исправления. И в той же книге отец Сафроний (Сахаров) подчеркивает, что воля Божия человека беспокоит, вырывает его из привычного жизненного уклада и направляет «куда не хочешь»:

У Св. Григория Богослова есть еще слово о трех рождениях, через которые должен пройти человек в своей жизни. <…> развивая свой взгляд на подвижничество, он говорит, что «по первому рождению от плоти и крови люди являются на земле и скоро исчезают; затем (следует рождение) от Духа чистого (Святого), когда на омытых водою (крещения) приходит (свыше) просвещение. Третье же (рождение) слезами и болезнями очищает (в нас) образ (Божий), омраченный злобою (непотребством греха). Из сих (рождений) — первое человек имеет от отцов, второе — от Бога, в третьем же он сам себе родитель, являясь миру благим светом» <ссылку опускаю>.

Тон речи Святого дает понять, что последнее рождение есть завершительное. Смысл его в том, что человек, получив дар благодати и познав при свете ее божественную жизнь, а вместе и свое падение, болезненным подвигом полагает себя в добре. Именно этот момент разумного самоположения в Божественном добре и является основным в жизни христианского подвижника. Проявляется он, как глубокая неудовлетворенность духа нашего всем, что есть на земле, и тоскою о Боге, жаждою Бога, горячим исканием Его.

Этот смысл, думаю, заключен и в словах Старца Силуана:

«Скучает душа моя о Господе, и слезно ищу Его.
Как мне Тебя не искать? Ты прежде взыскал меня,
И дал мне насладиться Духом Твоим Святым.
И душа моя возлюбила Тебя».